«Я не куплю пол-литра водки за 300 рублей — дорого»: в чём причины массового отравления метанолом в Оренбургской области

Из-за суррогатного алкоголя в Оренбургской области пострадали 67 человек, из них 34 скончались. При этом большинство умерших и оказавшихся в больнице — не алкоголики, готовые пить всё, что горит, а обычные граждане. Впрочем, они знали, что покупают палёный товар. Почему в Оренбуржье акцизный алкоголь не пользуется популярностью — в репортаже специального корреспондента RT Алексея Боярского.

    Первые сообщения об отравлении алкоголем в Орске и ближайших к нему районах Оренбургской области поступили 6 октября. Сначала пришла информация о нескольких погибших в Домбарском и Ясненском районах. Затем количество пострадавших стало расти. 

    Следователи быстро выяснили, что жертвы приобретали суррогатный алкоголь в сельских магазинах, владельцы которых, в свою очередь, закупали его со склада в Орске.

    Вскоре был задержан организатор торговли —  29-летний Бабазаде Ширван Сахават оглы, а вместе с ним ещё девять человек, причастных к распространению ядовитых напитков. 

    На территории торгово-закупочной базы, где Бабазаде арендовал склады, следователи обнаружили 11 200-литровых бочек с метиловым спиртом и почти 1300 бутылок, расфасованных в коробки. Сколько отравы уже успело уйти в розничные точки, неизвестно.

    Следственный комитет возбудил шесть уголовных дел, объединённых в одно производство по ч. 3 ст. 238 (производство, хранение, перевозка либо сбыт товаров и продукции, не отвечающей требованиям безопасности), а также п. «а» ч. 6 ст. 171.1 УК РФ (незаконное предпринимательство) и ч. 1 ст. 171.3 УК РФ (незаконное производство и оборот этилового спирта).

    «Сторублёвая» в пластике

     

    9 октября в посёлке Красночабанский хоронили отравившихся суррогатным алкоголем, а в это время в Орске суд избирал меру пресечения Гульнаре Ташировой — хозяйке магазина «Удача», в котором умершие приобрели отраву.

    Впрочем, несмотря на отсутствие владелицы (её арестовали на два месяца), «Удача» продолжала работать, поскольку в Красном Чабане это единственная торговая точка.

    Продукты, бытовую химию и прочие промтовары купить здесь больше негде. Ближайшие магазины расположены в Орске — это 40 км по дико трясучей дороге с покрытием из угольной пыли. Ну или в Казахстане, который тут совсем рядом.

    По словам местных жителей, фабричной водкой в «Удаче» практически не торговали — не имело смысла.

    «Я не куплю пол-литра водки за 300 рублей — дорого»: в чём причины массового отравления метанолом в Оренбургской области

      «Тут постоянно живут около 500 человек, — объясняет мне здешний пенсионер. — В основном бюджетники, у которых живых денег — порядка 12—15 тыс. рублей в месяц. Хозяевам магазина всё равно, что нам из-под прилавка продать. Могут нам сюда привезти любой самый хороший, честный алкоголь. Но мы ж не купим. Вот лично я не куплю пол-литра водки за 300 рублей — мне дорого. Они на наш спрос ориентируются. Сам я не пью, но вот если б вы ко мне сейчас в гости пришли — купил бы в «Удаче» на стол ту самую водку за 130 рублей. Нормальная она была всегда. Ну может, чуть слабовата».

      «Ту самую водку» в посёлке называют «сторублёвой» — очень долго она стоила ровно 100 рублей, потом подорожала. О том, что это не фабричная продукция, не догадаться было невозможно — жидкость продавалась в пластиковых бутылках.

      Местные жители считают, что глава муниципального образования Мурат Суенбаев не мог этого не знать.

      «Это ж его магазин, — разводит руками один из собеседников. — Формально ему принадлежит только здание, а Радик и Гуля Ташировы у него это помещение арендуют. Но даже если не он сам торгует той водкой, как, живя тут, можно не знать, что продают?»

      По словам сельчан, когда случался праздник, все шли в «Удачу» именно за «сторублёвкой». В списке отравившихся — не опустившиеся алкаши, а обычные люди, устроившие застолье.

      «Я не куплю пол-литра водки за 300 рублей — дорого»: в чём причины массового отравления метанолом в Оренбургской области

        «Александр Иванович был очень хорошим электриком, все его уважали. И жена Галина… Они уже давно пенсионеры. 6 октября пошли к соседям в баню. Потом пообедали, за обедом выпили. И вот», — рассказали мне во время похорон супругов Евченко 9 октября.

        Всего в тот день на поселковом кладбище похоронили троих отравившихся. И копали могилы ещё для двух.

        В подвале и в буфете

         

        Посёлок Новая Биофабрика — пригород Орска. Жителей здесь побольше, чем в Красночабанском, и дома городские. Однако тут, как в деревне, здороваются с прохожими, а под окнами пятиэтажки пасётся корова. Магазинов аж целых три. Но и там на прилавках лишь пиво — лицензии на что-то покрепче также нет.

        «Я не куплю пол-литра водки за 300 рублей — дорого»: в чём причины массового отравления метанолом в Оренбургской области

          «А за водкой, коньяком — только в другой район ехать, тут вы ничего не купите», — мгновенно узнав чужака, докладывает мне продавщица. Будь на моём месте знакомый покупатель, возможно, предложила бы палёнку. Как-то не верится, что клиентоориентированность здешних ретейлеров ниже, чем у хозяев «Удачи».

          Уже в самом Орске мне показывают маленькие продуктовые магазинчики — «подвалы», которые торгуют нелегальным алкоголем. 

          «Если хочешь купить ниже цены супермаркета, то туда. Бутылки будут стеклянные. И этикетки те же самые. Но что в них налито, чёрт его знает», — объясняют мне.

          Спускаюсь в одну такую точку в полуподвале жилого дома. Крошечное помещение, стандартный ассортимент ларька: снеки, пиво, шоколад и т. д. Едва услышав слово «водка», продавец сразу начинает нервничать. «Мы соблюдаем закон, без лицензии не торгуем», — возникает ощущение, что он отчитывается проверяющему.

          Напротив был магазинчик побольше — захожу туда. «Всегда водку напротив брал, а сегодня облом», — пожаловался я тамошнему хозяину. «А сегодня не продал, да? — смеётся тот. — Сейчас мы все боимся».

          «Я не куплю пол-литра водки за 300 рублей — дорого»: в чём причины массового отравления метанолом в Оренбургской области

            В целом форматы покупки выпивки в Орске вызвали ностальгию по временам минувшим. По крайней мере для Москвы. Алкоголь здесь продают до 22:00. Но и потом можно приобрести. Причём не только из-под прилавка в «подвалах», но и вполне официально.

            Например, на стене супермаркета местной сети «Ринг» висит огромный плакат «Свежие разливные напитки. Круглосуточно». Внутри оборудован так называемый буфет — второй алкогольный отдел, оформленный как бар. Он открывается после 22:00.

            Краска и запах против бедности

            По данным Росстата, на фоне пандемии число отравлений алкоголем в России существенно увеличилось. Так, если в 2019 году из-за употребления некачественных напитков умер 6451 человек, то в 2020-м — 10 206. Главной причиной отравления алкоголем является употребление спиртосодержащих жидкостей, заведомо не предназначенных для питья.

            «Я не куплю пол-литра водки за 300 рублей — дорого»: в чём причины массового отравления метанолом в Оренбургской области

              По оценке директора центра исследований федерального и региональных рынков алкоголя «ЦИФРРА» Вадима Дробиза, сделанной в 2020 году, объём суррогатной продукции в нелегальной рознице составляет свыше 800 млн литров в год.

              Сюда эксперт включает самогон, аптечные настойки, содержащие алкоголь пищевые жидкости и нелегальную водку.

              Причина популярности самопалов, по мнению Дробиза, заключается в цене: самая дешёвая легальная водка стоит около 240 рублей, а суррогаты продаются в два раза дешевле.

              В Оренбургской области ещё и сказывается близость границы с Казахстаном, поясняют местные жители. Несколько лет назад в Россию массово завозилась фабричная казахская водка. Акциз в Казахстане на неё был в четыре раза ниже российского. В Оренбуржье она продавалась дешевле российской в два раза. Но сегодня и сама «казашка» подорожала, да и свободные поездки в Казахстан из-за пандемии прекратились. 


              Число погибших от отравления суррогатным алкоголем в Оренбургской области возросло до 29, всего пострадали 54 человека. В региональном…

              Вот и получается, что у жителей того же Красночабанского остался один вариант экономии — магазин «Удача».

              По мнению председателя Национального союза защиты прав потребителей Павла Шапкина, бутлегеры могли просто перепутать этиловый и метиловый спирт.

              «Метиловый спирт практически идентичен по вкусу, цвету и запаху и вызывает такое же состояние опьянения. И первые симптомы отравления появляются через четыре — шесть, а иногда даже восемь часов», — рассказал он в беседе с RT.

              Эксперт отмечал, что метиловый спирт похож на этиловый, спутать их очень легко.

              «Метанола у нас производится намного больше, чем этилового спирта… Несмотря на то что он ограничен к продаже, он попадает на рынок. Вообще, стоимость метанола примерно 18 рублей за литр. Понятно, что бутлегеры считают, сколько они из этого могут наделать такой псевдоводки. Получается очень дёшево… Эта продукция плохо контролируется», — пояснил специалист.

              При этом ещё после массового отравления «Боярышником» в Иркутской области в 2016 году, когда от метанола в общей сложности пострадали 123 человека, из них 76 умерли, звучали предложения «Росспиртпрому»: дабы не путать спирты, при производстве придавать метанолу цвет или неприятный специфический запах. Однако дальше разговоров тогда дело не пошло.

              Источник

              Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
              Versten
              Добавить комментарий

              ;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

              Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
              Принять