«Он смотрел на нас свысока»: родственники погибшего в ДТП Сергея Захарова рассказали об отношении к извинениям Ефремова

Жена и сын Сергея Захарова, погибшего в аварии с участием Михаила Ефремова, признались RT, что не понимают, для чего артист из колонии пишет им письма с извинениями. По их словам, они до сих пор не смирились с гибелью мужа и отца и не собираются прощать актёра. В свою очередь, защищавший их интересы в суде Александр Добровинский назвал это дело непростым и выразил мнение, что оно достойно включения в учебники по юриспруденции.

  • Сергей и Маргарита Захаровы
  • © RT

Судебный процесс над актёром Михаилом Ефремовым по делу о смертельном ДТП в центре Москвы стал одним из самых громких процессов уходящего года.

Вечером 8 июня Ефремов в районе Смоленской площади на Садовом кольце на своём Jeep Grand Cherokee выехал на встречную полосу и врезался в фургон Lada, которым управлял 57-летний житель Рязани Сергей Захаров. Мужчину со множественными травмами доставили в НИИ имени Склифосовского, где через несколько часов он умер. Находившийся в состоянии алкогольного и наркотического опьянения Ефремов не пострадал.

Через четыре дня после ДТП актёр записал видеообращение, в котором попросил прощения у семьи Захарова. Однако позднее он неожиданно заявил, что не помнит, был ли он за рулём в день аварии, а извинения с признанием вины записал, потому что был нервным с похмелья.

На версии, что в момент ДТП за рулём находился другой человек, Ефремов и его адвокат Эльман Пашаев настаивали почти до самого окончания судебного процесса. Однако незадолго до оглашения приговора актёр вновь признал свою вину в аварии и сказал, что «искренне раскаивается, если это сделал он».

8 сентября Пресненский суд Москвы приговорил актёра к восьми годам лишения свободы. Также с артиста взыскали 800 тыс. рублей в качестве компенсации старшему сыну погибшего.

22 октября Мосгорсуд смягчил приговор Ефремову, сократив срок наказания с восьми до 7,5 лет колонии общего режима. Сейчас актёр отбывает наказание в ИК-4 УФСИН по Белгородской области, расположенной в городе Алексеевке.

В начале декабря СМИ опубликовали его письмо семье погибшего Сергея Захарова, которое он написал в колонии. Жена погибшего Маргарита и его сын Валерий рассказали RT о ходе судебного процесса, жизни под прицелом СМИ и своём отношении к письмам Ефремова из колонии.

«Старалась держаться»

— Маргарита, во время судебного процесса защита актёра называла довольно большие суммы, которые вы якобы требовали от Ефремова. Так вы всё-таки встречались с Пашаевым или с друзьями Ефремова?

— С нами никто и никогда не связывался со стороны Михаила Ефремова: ни лично, ни через нашего адвоката Александра Добровинского, ни через кого бы то ни было ещё. И денег нам никто не предлагал. Поэтому нас очень удивляли заявления адвоката Пашаева о том, что мы требуем то 200 млн рублей, то 150 млн, то 40 млн… Откуда появлялись эти суммы и у кого именно мы их требовали — всегда было загадкой.

«Он смотрел на нас свысока»: родственники погибшего в ДТП Сергея Захарова рассказали об отношении к извинениям Ефремова

  • Сергей Захаров с семьёй

— Вы читали письмо, которое отправил вам Ефремов из тюрьмы?

— Да, я его прочитала и была очень удивлена, так как, повторюсь, до этого с нами никто не связывался. А во время суда в наш адрес звучали лишь гадости и оскорбления. До сих пор помню, как до слёз было обидно, когда Пашаев сказал: «Не плачете, отвечая на вопрос о гибели мужа, — не подготовились?» А я, наоборот, старалась сдерживаться и не показывать свои эмоции в суде — это же моя личная боль.

— Как вы считаете, почему Ефремов стал писать письма с извинениями?

— Я не знаю. Для нашей семьи это загадка. Зачем сначала было выливать ушат грязи на нас? Как можно было не понять нашего горя? Я уже не говорю о том, что не было даже капли сочувствия. Он смотрел на нас свысока. Наверное, считал, раз мы не из столицы, то мы не достойны внимания, уважения… И такое поведение было настолько унизительным.

Я поэтому не приезжала на слушания — не могла видеть их самодовольные лица, да и слушать некоторые вещи не было сил.

Не представляю, как у Александра Андреевича хватило терпения всё это выслушивать и не реагировать на все гадости, которые звучали в суде, в том числе в его адрес.

— Какое впечатление у вас сложилось о паре Ефремов — Пашаев? Имел ли Пашаев большое влияние на позицию Ефремова?

— Мне сложно сказать. Михаил Ефремов тоже много гадостей говорил, поэтому они были практически на равных.

«Он смотрел на нас свысока»: родственники погибшего в ДТП Сергея Захарова рассказали об отношении к извинениям Ефремова

  • Сергей Захаров с семьёй

— Как вы относитесь к тому, что Михаил сначала записал видео с признанием и сожалением о случившемся, а потом неожиданно отказался от своих слов?

— Это видео показалось нам лицемерным. Было непонятно, почему он обратился ко всем, а не к нам лично? Зачем эта показуха? Ему важно было, чтобы люди его простили, наверное, чтобы продолжали ходить на его спектакли. Может быть, он об этом думал, когда записывал видео. А после того, как он изменил свою позицию, стало понятно, что видео записано для того, чтобы себя обелить, чтобы его начали жалеть и просить за него в суде, а когда понял, что ему не поверили, решил от своих же слов отречься.

— Как вы перенесли публичность процесса? Какие о себе читали отзывы в соцсетях и комментарии в СМИ?


Адвокатская палата Северной Осетии на один год лишила статуса адвоката Эльмана Пашаева, защищавшего актёра Михаила Ефремова по делу о…

— Уверен, что войдёт, по крайней мере, меня активно приглашают читать лекции в институты по этой теме. Во-первых, как я уже сказал, это дело стало знаковым, так как поставило точку в ситуациях, когда богатые и знаменитые могут избежать наказания. Во-вторых, весь процесс проходил под пристальным вниманием общественности. И это накладывало большую ответственность, поскольку я понимал, что за всеми моими действиями и высказываниями следит практически вся страна. Понимаете, ведь это первое дело, которое так детально показало работу адвокатов, как положительную, так и не очень. Я думаю, пример того, что лжесвидетельствование наказуемо, уж точно запомнится всем. И таких показательных моментов очень много.

— Помог ли общественный резонанс в отстаивании интересов потерпевшей стороны?

— Общественный интерес, я думаю, способствовал тому, что дело не могло быть замято, как этого боялись Захаровы. Они ведь и на телевидение пошли, так как этого опасались, и меня просили придать дело общественной огласке, чтобы не было возможности виновнику гибели их близкого человека избежать наказания. Плюс, конечно, большая помощь была в поиске ключевых свидетелей, которые и поставили точку в этом деле, подтвердив наличие Михаила Ефремова за рулём своего автомобиля в момент ДТП. Вся страна была прикована к новостям вокруг этого дела, поэтому, когда я показал фотографии свидетелей, которых я искал, они мне позвонили на следующий же день.

— Зачем, на ваш взгляд, сторона защиты привлекала к делу Джигурду, оркестры и других «активных людей» и устраивала перформансы у здания суда? И их ли это вообще рук дело?

— Понятно же, что это всё — попытки отвлечь внимание от самого процесса. Ведь чем больше пытаться убедить, что Михаил Ефремов не виноват, тем больше вероятности, что люди начнут невольно об этом задумываться, искать причины. Так и возникли домыслы, что ДТП подстроили сотрудники ФСБ или что за рулём сидел другой человек, потом за рулём сидела женщина, или на ДТП повлияли чёрные дыры. И ведь многие верили в эти истории. А некоторые и до сих пор верят, несмотря на то, что Михаил Олегович уже признал свою вину.

— Какое отношение у вас к Ефремову? Сильно ли он был зависим от решений адвоката или поведение его было искренним на процессе?

— У меня не могло быть никакого отношения к Михаилу Ефремову, поскольку я его не знал до этого. То есть я видел фильмы с ним, его выступления в театре, но как человека я его не знал. Я слышал лишь от людей, которые с ним знакомы много лет, что он податливый человек и очень боялся сесть в тюрьму. Понимаете, как бы то ни было, Михаил Ефремов — взрослый адекватный человек, и если бы он посчитал что-то в поведении его адвокатов неправильным или из ряда вон выходящим, он бы мог это остановить в любой момент.

Но он не останавливал, а даже подключался к процессу — поливал грязью несчастных людей, хотя должен был молить их о прощении, зачем-то говорил гадости в мой адрес, согласился на этих горе-свидетелей, хотя знал, что то, что они будут говорить на суде, неправда. Но он поступил именно так, и это привело к восьми годам заключения.

— Как вы относитесь к первому видеообращению Ефремова — сразу после аварии — и тем письмам, которые он начал писать уже из тюрьмы?

— Первое видеообращение позволило думать, что процесс пойдёт по одному пути —пути раскаяния и признания вины, что могло бы привести к более гуманному наказанию. К сожалению, Михаил Ефремов решил испытать судьбу.

Письма, которые Захаровы и я получили от Михаила Олеговича из тюрьмы, вызвали разные чувства. С одной стороны, они написаны слишком поздно (напиши он эти письма в самом начале, всё могло быть иначе). С другой стороны, он нашёл в себе силы признать свои ошибки, что, бесспорно, вызывает уважение. Как я уже говорил, мне жаль, что именно он стал причиной трагедии, которая ворвалась в тот злополучный день в две семьи.

Источник

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Versten
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Принять