Отрицают обвинения и угрожают расправой: что происходит в деле банды, вымогавшей деньги у русскоязычного населения Бали

RT продолжает следить за историей преступной группировки, которая занималась на Бали подбросом наркотиков и вымогательством денег у русскоговорящих жителей острова и туристов из России. Нескольких участников банды уже задержали, но тем, кто давал показания против них, поступают угрозы. Как расследуется уголовное дело о русской мафии на райском острове, выяснял RT.

В начале сентября индонезийский суд приговорил россиянина Арсения Фролова к четырём годам лишения свободы. Его осудили за употребление наркотиков. Фролов утверждает: запрещённые вещества ему подбросили, чтобы выманить крупную сумму криптовалюты.

По его словам, он стал жертвой преступной группы, организованной россиянами Евгением Багрянцевым и Артёмом Котуховым.

Ранее RT подробно рассказывал о преступной группировке выходцев из России и стран СНГ, которая несколько лет действовала на Бали. Участники банды подбрасывали наркотики русскоязычным туристам и жителям острова, вымогая огромные суммы в обмен на освобождение: десятки и даже сотни тысяч долларов.

Сегодня, по данным группы в Telegram «Очистим Бали», где пострадавшие от действий злоумышленников объединились, чтобы помогать друг другу, в индонезийских тюрьмах продолжают оставаться около 40 жертв банды. Всего же, по данным интернет-сообщества, от деятельности группировки могли пострадать почти тысяча человек.

«Где битки?»

25-летний Арсений Фролов жил на Бали шесть лет, работал в туризме. Его девушка Кристина рассказывает, что у Арсения был когда-то состоятельный знакомый, который некоторое время жил на Бали, а потом вернулся в Россию, раздав свою технику друзьям.

  • Арсений Фролов
  • © Фото из личного архива

В конце 2020 года, когда Арсений по делам улетал с острова в Джакарту, к Кристине домой среди ночи вломился незнакомый мужчина. Он, по словам девушки, представился сотрудником Интерпола и стал требовать, чтобы она срочно связалась с Арсением.

«Этот человек утверждал, что Арсений вместе с другом разработали какую-то схему и украли автомобиль и все деньги у своего знакомого, уехавшего в Россию», — вспоминает Кристина. До своего молодого человека девушка в ту ночь не дозвонилась, и незнакомец ушёл, пригрозив отрезать ей все пальцы на руках.

Через пару месяцев после ночного вторжения машину, в которой ехали Арсений и Кристина, неожиданно остановила полиция. «Сказали, что на нас написано заявление об угоне машины и какие-то русские ждут меня», — рассказывает RT Арсений.

Одним из них, по его словам, был Евгений Багрянцев, вторым — Максим Жильцов, тот самый человек, который ворвался домой к Кристине и угрожал ей.

Они показали доверенность от уехавшего знакомого на имя Максима Жильцова, согласно которой тот мог распоряжаться всем его имуществом, и стали допытываться, «где битки».

«Они были уверены, что у меня есть большая сумма криптовалюты. Сказали, что я должен отдать им деньги, которые якобы похитил. На мои слова, что у меня их денег нет, сказали, что у меня будут проблемы и меня сейчас увезут в участок», — продолжает он.  

Отрицают обвинения и угрожают расправой: что происходит в деле банды, вымогавшей деньги у русскоязычного населения Бали

  • Евгений Багрянцев, который сейчас находится под следствием по делу о вымогательстве
  • © eugenebvbali

В полицейский участок, куда их отвезли, прибыли и Жильцов с Багрянцевым. «Нас очень удивило, как они себя вели — со всеми полицейскими за руку здоровались, как с друзьями», — рассказывает Кристина. Полицейские, по словам девушки, пояснили, что эти русские написали заявление о краже машины, и пригласили приехать на следующий день на допрос. 

«Я приехал, следователь отпустил меня буквально через полчаса, — рассказывает Фролов. — Но на выходе из участка ко мне подошли полицейские и сказали, что надо обыскать машину. Я согласился, так как знал, что ничего запрещённого в ней нет».

Машину обыскали трижды, но ничего не нашли. «Но на четвёртый раз полицейский достал из-под сиденья свёрток, в котором лежали метамфетамин и трава», — вспоминает Фролов.

Арсения задержали. У него взяли тест на наркотики, и он оказался отрицательным. После этого полицейские начали вымогать у Фролова деньги.

«Сперва потребовали 1,5 млрд индонезийских рупий, или $100 тыс., чтобы меня признали наркоманом, а не торговцем, и отправили на реабилитацию. Затем сократили сумму до $50 тыс. Мы собрали половину, $25 тыс., и заплатили», — рассказывает Фролов.

Но затем ему заявили, что на сбор оставшейся суммы у него есть только два дня. «Мы не могли этого сделать, потому что уже влезли в кредиты, в долги, назанимали денег», — продолжает он. Не дождавшись желаемого, Арсению сообщили, что помощи от полицейских он не получит и деньги назад не вернуть.

«Начинали с туристов»

Бандиты, которые вымогали деньги у Арсения, вели свою деятельность на территории острова много лет, рассказывает RT представитель инициативной группы по поддержке пострадавших россиян Михаил (имя изменено по его просьбе).

Отрицают обвинения и угрожают расправой: что происходит в деле банды, вымогавшей деньги у русскоязычного населения Бали

  • Ольга Багрянцева
  • © Ольга Багрянцева

«Изначально это были две преступные группировки выходцев из России. Первая состояла из четы Багрянцевых, Ольги и Евгения, и Максима Жильцова. Лидером этой группы была Ольга, она разрабатывала все преступные схемы. Жильцов был исполнителем, он выполнял самую грязную работу: подбрасывал наркотики, запугивал и избивал жертв, проникал в дома, вёл слежку», — рассказывает Михаил.

Вторую группировку, по его словам, возглавлял Артём Котухов.

«Он был единоличным лидером своего крыла группировки, Ильгам Музафин был его правой рукой. Исполнителями в команде Котухова были Владимир Терещенко, Сергей Чередниченко и Алла Уразбаева», — продолжает эксперт.

В какой-то момент, говорит Михаил, группировки Котухова и Багрянцевых объединились и стали работать вместе.

«После этого они стали делать большой акцент на бизнесах, принадлежащих русским на Бали. Использовали сведения Багрянцевой о таких компаниях, поскольку Ольга часто устраивала какие-то семинары, встречи под эгидой российско-индонезийского партнёрства», — рассказывает Михаил.

По его словам, на эти встречи приглашались бизнесмены, которые, ничего не подозревая, рассказывали, чем занимаются, какие у них бизнесы, инвестиции.

«Дальше участники ОПГ с помощью этой информации придумывали, как получить деньги с того или иного бизнесмена, ресторана, заведения, искали слабые места. Если у владельцев обнаруживались малейшие проблемы, например с лицензией на алкоголь или с какими-то разрешениями на работу, бандиты начинали их шантажировать», — объясняет он.

По его словам, в группировке разработали целый комплекс сценариев, по которым действовали злоумышленники.

«Хотя всё началось с туристов: они прилетали на остров, Артём Котухов входил к ним в доверие и предлагал тур на вулкан. Вёз их туда и под предлогом того, что наверху опасно и их могут обокрасть, просил людей оставить все вещи в его автомобиле. Туристы возвращались с вулкана и обнаруживали, что машина полностью обокрадена, пропали все их личные вещи, ключи от номера, документы, деньги. Артём делал удивлённое лицо и разыгрывал полное недоумение», — рассказывает Михаил.

все обвинения в своём Facebook, называя их «информационным цунами» и «наглой ложью».

Отрицают обвинения и угрожают расправой: что происходит в деле банды, вымогавшей деньги у русскоязычного населения Бали

  • Евгений Рудченко, брат Ольги Багрянцевой

RT удалось поговорить с братом Багрянцевой Евгением Рудченко. По словам мужчины, последний раз с сестрой он связывался летом.

«По состоянию на 20 июля, когда мы с ней общались, она говорила, что не в розыске, никто её не ищет. Сомневаюсь, что спустя время её объявили в розыск. Но у меня нет точной информации об этом. Потом она полностью ушла со связи. Телефон выключен, соцсети молчат, почта не отвечает. Сейчас её нигде нет», — рассказывает он.

Но некоторые факты из биографии Ольги, о которых рассказал RT Михаил и сообщали в группе «Очистим Бали», Рудченко подтвердил.

«Они с мужем оказывали консультационные услуги в Индонезии — как вести бизнес, объясняли нюансы и так далее. Несколько лет назад они организовывали здесь российско-индонезийский конгресс», — рассказывает Евгений.

«Но я не знаю, что они делали на Бали последние год-полтора», — говорит Рудченко. «Могло ли быть такое (осуществление Багрянцевой преступной деятельности. — RT)? Может быть, я не знаю. Если это так, мне очень грустно. Потому что если кто-то сидит в тюрьме за то, чего он не делал, и к этому имеют отношение мои родственники, то это очень плохо, я расстроен», — говорит Евгений.

Источник

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Versten
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Принять