«По пути заговора»: 30 лет назад произошёл Августовский путч

30 лет назад, 19 августа 1991 года, в Советском Союзе была предпринята попытка государственного переворота, вошедшая в историю как Августовский путч. Вице-президент СССР, главы Минобороны, КГБ и МВД, а также ряд партийных работников объявили о создании Государственного комитета по чрезвычайному положению (ГКЧП). Все они выступали против подписания Союзного договора, который фактически вёл к развалу СССР. Президент Михаил Горбачёв в это время отдыхал в Крыму. ГКЧП продержался три дня, но до сих пор не утихают споры: был ли Горбачёв насильно отстранён от власти или сделал это сам? Являлись путчисты изменниками Родины или идеалистами-неудачниками? RT пообщался с бывшими следователями прокуратуры СССР, которые вели дела против путчистов, и некоторыми участниками тех событий.

    После событий августа 1991 года было возбуждено два уголовных дела: одно — генеральным прокурором СССР, второе — генеральным прокурором РСФСР. Действия путчистов квалифицировали как измену Родине: заговор, государственный переворот и антиконституционный захват власти. По делу ГКЧП работала большая группа следователей самых разных рангов, однако приговор членам Государственного комитета по чрезвычайному положению оглашён не был. Все они были амнистированы в 1994 году.

    «У них не было руководителя»

    Следователь по особо важным делам Генеральной прокуратуры СССР Леонид Прошкин занимался расследованием деятельности КГБ во время путча.

    — Почему путчисты, сделавшие этот шаг ради спасения СССР от распада, оказались под следствием?

    — Кто побеждает, тот и прав. Мой подследственный, член ГКЧП Олег Бакланов (первый заместитель председателя Совета обороны при президенте СССР. — RT), которого я арестовывал и допрашивал в «Матросской Тишине», в одном из разговоров вспомнил песню Высоцкого: «Мы не сделали скандала — нам вождя недоставало». У них не было руководителя.

    Если бы руководителем был сам Бакланов, настроенный серьёзно, всё могло бы быть по-другому. Но у него не было никого в подчинении. И вообще, они все оказались слишком слабыми людьми. Все они долгое время были заместителями, всё время выполняли чьи-то решения.

    «По пути заговора»: 30 лет назад произошёл Августовский путч

    • Бывший следователь по особо важным делам прокуратуры СССР Леонид Прошкин
    • © Из личного архива

    — Трудно поверить — ведь это были люди, руководившие силовыми ведомствами.

    — Когда я был в Форосе со следственной группой, один из прапорщиков, который там всё время работал, рассказал, как они приехали сдаваться: «Я увидел Язова. Идёт маршал, министр обороны, но на нём китель болтается так, как болтаются кителя на нас, прапорщиках. И идёт он как прапорщик».

    18 августа они посетили Горбачёва с предложением их поддержать. Михаил Сергеевич ответил им грубым словом.

    Из протокола допроса помощника президента СССР Анатолия Черняева, находившегося в Форосе во время отпуска Горбачёва (27 августа 1991 года): «И мне говорит: «Я им сказал: «Вы преступники и авантюристы. Вы погубите себя — ну и чёрт с вами». Ну он выразился более крепко…»

    — Почему со своей программой они не обратились к народу?

    — У них и слов-то не было. Они ведь народ не призывали на свою сторону. Бакланов что-то пытался сделать, но у него не было силового ресурса. Когда они вернулись в Москву, вместо того чтобы действовать, член ГКЧП премьер-министр Павлов запил. И пока был ГКЧП, он всё время пил.

    — Почему к людям, выступившим за сохранение страны, была применена статья «Измена Родине»?

    — Измена Родине в форме захвата власти. По существу, они говорили о захвате власти во время их пресс-конференции, показанной по телевидению. Говорили, что исполнять обязанности президента будет Янаев в связи с болезнью Горбачёва. Когда определяют и называют главой страны другого человека, разве это не захват власти? Если бы Горбачёв заболел, то да, вице-президент исполняет обязанности главы. Но болезни-то не было.

    — Какой вывод вы сделали в ходе следствия? Горбачёв был блокирован в Форосе?

    — Моё мнение: Горбачёв не был с ними заодно. Связь у него была отключена. Он ни с кем не мог связаться. Запись, сделанную Горбачёвым, одна из работниц вывозила в трусах, зная, что её будут обыскивать. Горбачёва не предали только несколько молодых ребят из личной охраны. Улететь ему не давали. Ещё и медицинские документы готовили, чтобы нездоровым его показать.

    «По пути заговора»: 30 лет назад произошёл Августовский путч

    • Протокол допроса президента СССР Михаила Горбачёва по делу ГКЧП 14 сентября 1991 года
    • © Архив

    — Есть мнение, что болезнь Раисы Горбачёвой стала следствием тех трёх дней в Форосе.

    — Мне было очень жаль Раису Максимовну. После возвращения у неё был микроинсульт. Понимаете, Горбачёв и она верили Плеханову и Генералову, которые командовали охраной. А они их, по сути, арестовали. Привезли людей, которые не были в их постоянной охране. У Горбачёва были достаточно серьёзные основания опасаться. Трудно представить, что было бы, если бы он попытался взять и уйти оттуда. Что было бы? Их бы не пустили. А если бы он прорывался?

    — Если читать материалы допросов, все свидетельствуют по-разному. Почему?

    — Это легко объяснить: нужно показать себя по крайней мере не плохим человеком. Я даже не говорю слово «преступник». Предателем. Предателем самого себя, своей должности. У них же у каждого была должность — и должность серьёзная. И все они действовали вопреки своим должностям. Те же Плеханов и Генералов должны были грудью встать за Горбачёва. И если его не отпускали, то они должны были вырвать его из Фороса и привезти в Москву. Даже если был приказ Крючкова, то Горбачёв — президент, он всем командует.

    Из протокола допроса дочери Горбачёва Ирины Вирганской (9 октября 1991 года): «Плеханов, приведя всех к нам в дом, тоже пошёл следом. А папа спустил его с лестницы, сказав: «А тебе вообще здесь делать нечего». Ведь если бы не Плеханов, то они бы к нам вообще не зашли. Ведь там были ребята из охраны, которые расчехлили автоматы, поняв, в чём дело. Но поскольку там был начальник управления, то впустили их».

    «Президент не вышел на связь»

    Владимир Созончук был командирован прокуратурой Белорусской ССР в состав следственной бригады Генпрокуратуры СССР и работал в подгруппе Леонида Прошкина. После возвращения в уже независимую Белоруссию написал о событиях августа 1991 года книгу «Президент не вышел на связь». В последнее время работал адвокатом, в 2020 году вёл дела белорусских оппозиционеров. В феврале 2021 года был лишён лицензии.

    Созончук связался с RT и предложил рассказать свою версию событий в Форосе в августе 1991 года. Поводом к разговору послужило опубликованное интервью RT с Вячеславом Генераловым, который с 1985 по 1991 год был одним из руководителей охраны президента СССР, а в те три августовских дня сменил в Форосе главу личной охраны Горбачёва Владимира Медведева.

    — Вы были одним из следователей группы по расследованию событий 1991 года…

    — Генпрокуратура СССР разослала телеграммы, чтобы советские республики выделили следователей для участия в работе следственной группы, так как ГКЧП, естественно, касался всего Советского Союза. Откликнулись Украина и Белоруссия, больше никто не выделил. От нашей республики в Москву были направлены четыре следователя, в том числе и я.

    В следственную бригаду по этому делу входили почти 150 человек. Но тех, кто работал непосредственно с арестованными, было немного. Мне было поручено работать с Вячеславом Владимировичем Генераловым. 

    «По пути заговора»: 30 лет назад произошёл Августовский путч

    • Бывший следователь прокуратуры БССР Владимир Созончук
    • © Фото из личного архива

    — То есть вы с ним беседовали. Это были допросы?

    — Это были все следственные действия в рамках уголовного дела: допросы в качестве подозреваемого, затем — в качестве обвиняемого, очные ставки с его участием, ознакомление с материалами дела, работа с адвокатами.

    Мною были допрошены большинство лиц, находившихся в те дни в Форосе. В том числе полковник Лев Николаевич Толстой — начальник 9-го управления КГБ, начальник охраны в Крыму. Кстати, внучатый племянник писателя Толстого.

    — Так Горбачёва всё-таки удерживали в Форосе или нет?

    — В предисловии к своей книге я написал, что излагаю факты, а читатель сделает вывод сам. Что касается Генералова, который вам в интервью рассказывал, что предлагал Горбачёву связь и самолёт, то это, мягко говоря, неправда. Ничего у Горбачёва не было. А самолёт, который всегда во время отдыха первого лица в Форосе находился на аэродроме Бельбек, был отправлен в Москву.

    Источник

    Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
    Versten
    Добавить комментарий

    ;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

    Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
    Принять