«Тренер даже заплакала»: Степанова и Букин о победе на ЧР, образах Ромео и Джульетты и проблемах со здоровьем

Эмоции от проката произвольной программы в танцах на льду на чемпионате России остались потрясающие. Об этом в интервью RT заявил Иван Букин. По словам его партнёрши Александры Степановой, они поняли, что победили, по реакции болельщиков и слезам тренера Ирины Жук. Также спортсменка рассказала, как справилась со старой травмой спины, и поделилась впечатлением от работы с новыми специалистами Николаем Морозовым и Алексеем Горшковым. В свою очередь, Букин указал на заметный прогресс в катании и выразил сожаление по поводу отмены финала Гран-при, где можно было посоревноваться с сильнейшими.

    Александра Степанова и Иван Букин повторили в Санкт-Петербурге свой прошлогодний успех, во второй раз подряд выиграв чемпионат России. Побеседовать с фигуристами, вопреки сложившейся традиции, мы решили по отдельности, предоставив возможность высказаться каждому из партнёров.

    «После воспаления лёгких чувствовала, что на ногах почти не осталось рабочих мышц»

    — Своим произвольным танцем на чемпионате России по фигурному катанию вы подарили залу какой-то непередаваемый восторг. А что чувствовали сами?

    — Эмоции, которые нам подарили зрители, — это что-то невероятное. За последнее время такого мы давно не слышали. Посмотрели на лица наших тренеров, Ирина Владимировна Жук даже заплакала. Наверно, именно публика нам показала, что мы выиграли.

    — Месяц назад, отвечая на мой вопрос о вашем текущем состоянии, Жук ответила одним словом: «Выкарабкались». В чём была проблема столь позднего входа в сезон? Только ли в перенесённом коронавирусе?

    — Скорее, всё вместе сошлось. Перед началом сезона у меня в очередной раз обострилась травма спины, причём сильно. Даже от мелких движений простреливало порой так, что боль становилось невозможно терпеть. Партнёру оставалось брать меня на руки, выносить со льда в раздевалку, помогать снять конёчки…


    Если Диана Дэвис и Глеб Смолкин сумеют отобраться на Олимпийские игры, они станут единственной парой Игоря Шпильбанда в Пекине. По…

    — Насколько сложно вживаться в образ Ромео, настраивая себя на произвольную программу?

    — Это всегда происходит примерно одинаково: после ритм-танца уже засыпаешь с мыслью, что впереди произвольная. Прокручиваешь в голове предстоящий прокат, мысленно прорабатываешь все нюансы, все самые незначительные мелочи. И получается, что настрой, вхождение в тот или иной образ, начинается ещё за день до выступления. По мере приближения старта концентрация только усиливается.

    — Много лет назад я разговаривала с Валентином Николаевым, тренером Оксаны Баюл. И он сказал: если фигурист-одиночник позволит себе зайти в образе на четверной прыжок, он выедет из него, лёжа на спине. Танцы, получается, дают больше простора для того, чтобы держать себя в рамках образа?

    — Одиночникам, как и в парном катании, гораздо тяжелее глубоко думать о каком-то сюжете, когда нужно прыгать или исполнять тройной выброс. У нас в этом плане совсем другая история — без образа можно вообще не выходить на лёд. Ты должен с самого первого движения как бы загнать весь свой внутренний настрой в своего рода энергетический куб и до самого конца программы оставаться внутри, максимально глубоко проживая сюжет. Получается это каждый раз по-разному: где-то сильнее, где-то нежнее, где-то, наоборот, жёстче. Но если ты в какой-то момент теряешь это ощущение, тебе просто не поверят. Ни зрители, ни судьи…

    Источник

    Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
    Versten
    Добавить комментарий

    ;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

    Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
    Принять